сегодня: 18-08-2018
сообщений на этом форуме: 37
авторские разделы
все форумы
История

Автор: Jes · книжка Jes  
Отправлено: 2008-01-20 00:25:11  · найти в дереве · 

Бакунин и Маркс. Жизнь в Париже. Клевета царского правительства.

В общих чертах Маркс (будучи на 4 года младше Б.) успел ко времени знакомства с Б. выработать основные начала своей будущей социально-политической системы. И не только по сравнению с Б., но даже по сравнению с такими людьми как Прудон и большинство тогдашних социалистов и демократов, Маркс был уже учёнм человеком с железной логикой и с сознанием своего умственного превосходства. Влияние его на Б. было значительно. Во французской рукописи 1871г, т.е., в пылу борьбы между Марксом и Б. за господство в Интернационале, Б., между прочим, писал: «Маркс был тогда гораздо более крайним, чем я, да и теперь он, если не более крайний, то несравненно учёнее меня. Я тогда и понятия не имел о политической экономии, и мой социализм был чисто инстинктивным. Он же, хотя и был моложе меня, уже был атеистом, учёным материалистом и сознательным социалистом... Мы довольно часто встречались, потому что я очень уважал его за его знания и за его страстную и серьёзную преданность делу пролетариата, хотя к ней всегда примешивалось личное тщеславие; и я жадно искал беседы с ним, всегда поучительной и остроумной, если только она не вдохновлялась мелкой злобой, что, к сожалению, случалось очень часто».
О причинах личной неприязни Б. к Марксу и Энгельсу см. далее. Там же Б. пишет:
«Маркс, как мыслитель, идёт правильным путём. Он установил тот принцип, что в истории все политические, религиозные и юрилические эволюции суть не причины, а следствия экономической эволюции. Эта великая и плодотворная мысль не им придумана: она была предусмотрена, а отчасти и выражена многими другими; но в конечном счёте ему принадлежит честь её солидного обоснования и признания её основой всей его экономической системы»

История возникновения антипатии Б. к Марксу, а затем и Энгельсу состоит в следующем. К тогдашней русской колонии в Париже принадлежал некий Яков Николаевич Толстой, как и Б., происходивший из помещечьей семьи Тверской губернии. Друг Пушкина и Грибоедова, бывший член «Союза Благоденствия», Я. Толстой, выехав за границу в 1823г., не порывал сношений с декабристами и оказался замешанным в их дело. Сделавшись одним из первых русских политических эмигрантов, Я. Толстой вскоре превратился в шпиона и заграничного осведомителя русского правительства. Об этом первое время не знал никто, в т.ч. и Б., который мог слышать о Толстом ещё в своей семье, потому что отец Б. примыкал когда-то к «Союзу Благоденствия». По всей вероятности именно через Б. с Толстым познакомились М. и Э..

Толстой вращался в разных кругах, поддерживал связи с революционерами. Он мог одновременно осведомлять русскую политическую полицию о проживающих заграницей русских и поляках, а прусскую — о немцах и тех же поляках, которыми одинаково интересовались правительства русское и прусское, оказывающие друг другу тогда, как и впоследствии, услуги в деле борьбы с крамолой. Толстой был разоблачён только в 1846 г. другим эмигрантом-аристократом И. Головиным, тоже проживающим в Париже и выпустившем в конце 1845 г. книгу «La Russie sous Nicolas I» (Россия при Николае I).
Вместе с тем европейские революционеры относились крайне подозрительно к русским: русский революционер был совершенною новинкою, европейская дипломатия знала русских только как преданных слуг своего царя. Позже Маркс отмечал, что русская аристократия, обучающаяся в молодых годах в немецких университетах и в Париже, жадно набрасывалась на самые крайние учения Запада, но то было «просто гурманством», ничуть не мешающее этим господам, как только они поступали на государственную службу, превращаться в негодяев и доносчиков.
Когда Головин обвинил Толстого в стукачестве, тому удалось оправдаться, а Б. стал на сторону последнего, из-за чего тень подозрения упала и на него. Сначала Толстому действительно поверили больше, но после революции 1848г. его роль окончательно прояснилась.

Вместе с тем, неприязнь Б. к Марксу началась раньше — прирождённый лидер не мог сотрудничать с тем, кто был в теории и на практике тогда уже явно сильнее его; педалируя личные недостатки Маркса Б. уже тогда занимает несколько антисемитскую позицию, объясняя их «еврейским происхождением» последнего. К тому же симпатии Б. относились куда скорее больше к Прудону, более близкому ему по взглядам. Кстати, тогда и Герцен, и Б. одинаково преувеличивали роль Прудона в революционном движении, его значение в истории философии и вообще достоинства его системы. Тяготение русских революционеров к анархизму тогда было более естественным, ибо на практике они были мало знакомы как с рабочим движением, так и с динамикой развития капитализма.

Типичный представитель богемы, Б. вёл в Париже довольно беспорядочную жизнь: вечная беготня по знакомым, нескончаемые разговоры, приятельские беседы за полночь и отвращение к усидчивому систематическому труду (вот что кардинально отличало его от Маркса!).
В 1847 г. в Париж приезжают из России Герцен и Белинский. Старые раздоры забыты, друзья уже достаточно созрели, чтобы впадать в мелочность при отношениях друг с другом. Но Б. давно оторван от России и уповает на европейкую революцию, которая по его надеждам должна затронуть и Россию. А Герцен с Белинским смотрят на обстоятельства более реально.
«Они (Б. и Сазонов — другой политический эмигрант, привлекавший с Герценым по общему делу в 1833г.) ждали рассказов о партиях, обществах, о министерских кризисах (при Николае!), об оппозиции (в 1847г.!), а я им говорил о кафедрах, о публичных лекциях Грановского, о статьях Белинского, о настроениях студентов и даже семинаристов. Они слишком разобщились с русской жизнью и слишком вошли в интересы «всемирной» революции и французских вопросов, чтобы понимать, что у нас появление «Мёртвых душ» было важнее назначения двух Паскевичей фельдмаршалами, а двух Филаретов митрополитами... без русских книг и журналов они относились к России как-то теоретически и по памяти, придающей искусственное освещение всякой дали» (Герцен, Сочинения).
Белинский был так же разочарован, и, вместе с тем, объективен к российской действительности: «А всё-таки будет так, как угодно деспотизму и неправде, а не как общественному мнению, чтобы ни говорил об этом верующий друг мой Бакунин».

В остальном, тогдашняя русская колония в Париже состояла по большей части из богатых людей, приезжавших туда «пить французское вино и целовать французских женщин». Естественно, что Б. мало с ними сходился: «Русские приезжие и я жили в совершенно различных сферах: они — богато, весело, задавая друг другу пиры, завтраки и обеды, кутили, пили, ходили по театрам и балам avec grisette et lorette (с гризетками и лоретками — весёлыми женщинами) — образ жизни, к котрому у меня не было ни чрезвычайной склонности, ни ещё менее средств... Я жил большею частью дома, занимаясь отчасти переводами с немецкого для своего пропитания, отчасти же науками».

29 ноября 1847г. Б. произнёс в Париже речь на банкете в годовщину полького восстания 1831г. в присутствии полторы тысячи человек. В этом своём первом публичном выступлении Б. указывал на необходимость сближения польских и русских революционеров для общей борьбы с самодержавием. Вот отрывки из этой речи:
«Итак, да, мы ещё народ рабский. У нас нет свободы, нет достоинства человеческого. Мы живём под отвратительным деспотизмом, необузданным в его капризах, неограниченным в действии. У нас нет никаких прав, никакого суда, никакой аппеляции против произвола; мы не имеем ничего, что составляет достоинство и гордость народов. Нельзя вообразить положение более несчастное и более унизительное.
Извне наше положение не менее плачевно. Будучи пассивными исполнителями мысли, которая для нас чужая, воли, которая противная нашим интересам, как и нашей чести, мы страшны, мы ненавидимы, я хотел даже сказать, почти презираемы, потому что на нас повсюду смотрят как на врагов цивилизации и человечества. Наши повелители пользуются нашими руками для того, чтобы сковать мир, чтоб поработить народы, и всякий успех их есть новый позор, прибавленный к нашей истории...
Да, потому что вы враги императора Николая, враги России официальной, вы натурально, даже того не желая, друзья народа русского. (Аплодисменты). ...
Внутренние дела страны идут ужасно. Это полная анархия со всеми видимостями порядка. Под внешностью иерархического формализма, крайне строгого, скрываются отвратительные раны; наша администрация, наша юстиция, наши финансы, — всё это одна ложь... Это, наконец, органицация на большую руку, организация, т.ск., обдуманная и учёная, несправедливости, варварства и грабежа, потому что все слуги царя, начиная от тех, которые занимают наивысшие должности, и оканчивая самыми мелкими уездными чиновниками, разоряют, обкрадывают страну, совершают несправедливости самые вопиющие, самые отвратительные насилия, без малейшего страха, публично, среди бела дня, с нахальством и грубостю беспримерными, не давая себе даже труда скрывать свои преступления перед негодованием публики, — настолько они уверены в своей безнаказанности...
Имея опорой своей только две самые гнусные страсти человеческого сердца: продажность и страх, действуя вне всех национальных инстинктов, вне всех интересов, всех полезных сил страны, правительство России ослабляет себя каждый день своим собственным действием...»

За эту речь французское правительство по ходатайству посла Киселёва, выслало Б. из Франции (Киселёв требовал от Гизо, тогдашнего министра иностранных дел Франции, так же высылки из Парижа всех польских эмигрантов, но это ему не удалось). Не довольствуясь этим, Киселёв распустил слух, что Б. был агентом русского посольства, которое, ввиду его невоздержанности на язык, решило отказаться от его услуг. Б. протестовал против этой клеветы, но министр внутренних дел Дюшатель, отвечавший в палате пэров по этому вопросу, отговорился туманными намёками, придавшими только характер вероятности этой гнусной сплетне.
Таков был первый источник обвинений, которые впоследствии не раз инсинуировались царским правительством против Б. и преследовали его вплоть до заключения в кандалы и даже после побега из Сибири. Клевета эта пала на благодарную почву и дала ядовитые всходы.

Высланный из Парижа, Б. уехал в Брюссель.
Следует отметить, что буржуазно-дворянская Германия не участвовала в клевете на Б. по той простой причине, что сама сочувствовала русскому самодержавию и ничего не имела против его агентов, с которыми, напротив, сама состояла в связи. Если бы она думала, что Б. — русский агент, она бы его не преследовала.
На эту сторону вопроса указал Маркс, когда в 1853г. вмешался в защиту Бакунина в полемику, поднятую английской газетой Morning Advertiser вокруг имени Б..
Маркс писал тогда, что только глупец мог не понять, почему «консервативные газеты не могли опубликовать клевет, тайно распространяемых против Б. по всей Германии, тогда как самая революционная газета обязана была их опубликовать» («Новая рейнская газета» М.и Э., из-за той публикации в 1848г. Б. имел с Марксом краткую размолвку с последующим потом объяснением и публикацией опровержения, но т.к. опровержение было опубликовано в др. номере, Б. впоследствии только укрепился в результате в своей неприязни к М., впрочем, на момент инцидента конфликт был полностью улажен, но периодически вновь пускаемая царской охранкой клевета только углубляла пропасть между Б. и некоторыми другими европейскими революционерами, которым Б. приписывал, часто несправедливо, решающее влияние в распространении сплетни).

Редактировано: 2008-01-20 02:08:15
Прочтений на форуме: 25664 
 

Сообщения в этом потоке:

Жизнь Бакунина с юных лет и до побега из Сибири (34881) - Jes - (727 b) - 2008-01-20 00:01:22
· Пленение, тюрьма, Сибирь и побег. (97616) - Jes - (12027 b) - 2008-01-20 00:30:28
· Бакунин в революции 1848-1849 гг. (30861) - Jes - (22289 b) - 2008-01-20 00:26:42
· Бакунин и Маркс. Жизнь в Париже. Клевета царского правительства. (25664) - Jes - (11358 b) - 2008-01-20 00:25:11
· Лишение Бакунина дворянского достоинства (23076) - Jes - (7261 b) - 2008-01-20 00:11:52
· Молодость Бакунина (21432) - Jes - (12452 b) - 2008-01-20 00:07:25

Все форумы: 
На этом сайте нет места для вашей рекламы.


Зарегистрироваться
Почта:
Пароль:
Забыли пароль?